День защитника отечественных

12 июля президент России Владимир Путин встретился в Кремле с уполномоченным по защите прав предпринимателей Борисом Титовым и поговорил с ним по мотивам его ежегодного доклада. Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников отмечает, что Борис Титов был в меру напорист, а президент — в меру покладист. Ну как могла не получиться такая встреча?

— Борис Юрьевич, вы прямо как заправский бюрократ, столько бумаг принесли! — приветливо кивнул омбудсмену президент, посмотрев на выложенные на стол папки.

На самом деле это и был, собственно говоря, доклад.

— К сожалению, проблем пока много, поэтому и доклад большой…— застенчиво улыбался Борис Титов.

Эта встреча была из тех, когда предопределено почти все (так бывает, справедливости ради, не совсем уж всегда), то есть акценты, судя по разговору, были расставлены еще до его начала. В принципе это было логично: бизнесу сюрпризы точно не нужны.

— Я знаю, что вы пришли как раз с докладом о том, что сделано за прошедший год вами как главным защитником интересов прав предпринимателей,— кивнул президент.— Я обязательно все это посмотрю и попрошу вас все прокомментировать.

И просмотреть задача была, по моим представлениям, неподъемная (эти папки по всем признакам зараз было даже не приподнять). А уж прокомментировать все, что нельзя приподнять,— по силам ли жалкому человеку, каким перед лицом Судьбы, предстающей тебе раз в полгода в виде хозяина этого кабинета, является всякий человек?! Впрочем, иногда, с другой стороны, достаточно одного емкого слова.

— Но попросил бы вначале просто дать вашу оценку того, насколько эффективны были меры по поддержке бизнеса, предпринимательства за прошедший непростой пандемийный период,— предложил Владимир Путин.

— Знаете, очень взвешенные были! — признался Борис Титов (так ли было в его папках? Надеюсь, что нет.— А. К.).— Честно говоря, мы вначале немножко кряхтели, немножко нам не все нравилось, но на самом деле по тому результату, который есть, мы видим, что меры были взвешенные, меры были эффективные, меры были вовремя!

Когда кто-нибудь соберется высказать все, что накипело, но при этом приободрить собеседника и внушить ему дополнительную уверенность в завтрашнем дне и в том, что лично этот собеседник не способен ошибиться, даже если бы захотел, то пусть возьмет с собой в дорогу эту формулировку: «Вначале нам немножко не все нравилось».

— Главная мера,— продолжил Борис Титов,— которая, наверное, сработала больше всех… Что все-таки очень осторожно относились к закрытию бизнеса… То есть на первом этапе это было необходимо, но на втором этапе, конечно, осень прошла без полных закрытий, и это, конечно, больше всего помогло бизнесу!

То есть Борис Титов, надо понимать, благодарил сейчас Владимира Путина за закрытие бизнеса. Возможно, было бы логично, если бы президента благодарили за это, к примеру, врачи: человеческая самоизоляция, может быть, помогла им справиться с первой волной пандемии. Но все-таки было странно слышать такую благодарность из уст омбудсмена, защищающего права этого бизнеса, который катастрофически пострадал именно в это время.

— При этом я должен сказать,— добавил Борис Титов,— что мы немножко, может быть, рано успокоились. Мы видим сейчас опять обострение ситуации. Но дело в том, что третий—четвертый кварталы 2020 года были очень успешными, потому что мы практически восстановили малый, средний бизнес; крупный вообще меньше терял…

У крупного бизнеса по этому поводу, скорее всего, есть особое мнение.

— Но вот первый квартал 2021-го,— признался Борис Титов,— к сожалению, оказался не таким хорошим. Мы делаем со Сбербанком специальный индекс развития малого бизнеса. К сожалению, он показал, что выручка малых предприятий снизилась на 19%, то есть, понимаете, волна догоняла бизнес в первом квартале!

— Что? Почему? Что произошло? — недоумевал Владимир Путин.

— Ну был отложенный спрос, третий-четвертый квартал дал такую серьезную прибавку к реализации, к выручке малого бизнеса. Первый квартал стал уже более таким взвешенным, люди уже стали выходить к нормальной, что ли, жизни, оценивать свои возможности лучше, больше экономить.

С этого и надо было начинать. В том числе и прежде всего людям. Учиться экономить.

— И поэтому, к сожалению, первый квартал оказался не таким хорошим. Говорят, что сейчас лучше, но пока еще данных у нас нет. Мы делаем мониторинг, большие мониторинги на COVID мы делали практически каждые две недели, с большими выборками опросы предпринимателей. Последний, который был, показал, что у нас спрос снизился, ну еще не почувствовали увеличения спроса 65,8% бизнеса. То есть пока еще все-таки надо быть начеку.

Странно на первый взгляд: цифры заболеваемости и смертности бьют абсолютные рекорды, а формулировки, кажется, только для приличия не лишены осторожности: «Пока еще все-таки надо быть начеку».

На самом деле бизнес, судя по всему, очень хорошо уловил настроение власти: стараемся, чтобы не было локдауна, изо всех сил стараемся. И в соответствии с этим настроился на лучшее, презрев цифры и факты и не учитывая только одного: завтра настроение власти может измениться до неузнаваемости. Как в случае с прививками: была генеральная линия на то, что нельзя прививаться с высокими титрами антител, а потом вдруг появилась ссылка на ВОЗ, что можно. А завтра ВОЗ, может, и сам отзовет ссылку на себя.

Между тем Борис Титов заговорил о реальных мерах по поддержке бизнеса:

— Конечно, в этой связи, с учетом этих осложнений, что, не дай бог, будут вынуждены какие-то вводить ограничения власти (а вот это вырвалось очень искренне.— А. К.), хотелось бы, чтобы были продуманы все-таки еще меры. Очень эффективная мера была — это двухпроцентный кредит под сохранение занятости рабочих мест! — воскликнул Борис Титов.— Он больше всех был востребован, не одна сотня миллиардов рублей была бизнесу предоставлена в качестве кредитов. Наибольшая часть не была возвращена, потому что предприятия сохранили занятость и с них была снята обязанность возврата этих денег.

Те, кто смог воспользоваться этой мерой, и правда выиграли. Таких было, впрочем, не так уж много: слишком много оказалось нюансов, не позволяющих воспользоваться льготой (например, сотрудники с договором гражданско-правового характера, которые есть на каждом предприятии, не считались работающими в штате и каждый месяц оказывались словно заново уволенными или заживо погребенными, то есть предприятие было не в состоянии обеспечить их занятость на должном уровне). И налоговая служба с удовольствием пользовалась такой, к примеру, заминкой. А было их много.

Между тем Борису Титову следует сказать спасибо за следующую фразу, хоть и сумбурную:

— Хотелось бы думать, что если вдруг будут какие-то сложности сейчас опять, чтобы продлить эту меру или сделать второй этап… Эту меру реализовать…

— Изначально эта мера была спорная,— многозначительно произнес Владимир Путин.

Очевидно, он и настоял. С этим и связана была, судя по всему, многозначительность.

— Но кроме этого одна мера работала очень удачно,— добавил Борис Титов.— Мы уже с вами говорили на эту тему — это социальные взносы.

Когда была принята первая мера, чтобы малому и среднему бизнесу снизили до 15% сверх базы, то результат был! Честно говоря, мы даже сами такого не ожидали, мы увидели, что доходы Пенсионного фонда выросли больше чем на 2%, мы в два раза снизили ставку, а доходы выросли больше чем на 2%!

— Она стала более экономически обоснованной, вот и все,— снисходительно разъяснил ему президент.

— Так надо дальше продолжать! — воспользовался этим омбудсмен.— Значит, она экономически обоснована: НДФЛ больше 6% вырос по доходам бюджета, то есть бизнесу стало выгодно платить вбелую, никакие серые схемы!..

— Никому не нужны,— подтвердил президент еще одно спорное утверждение.

— И поэтому мы предлагаем сейчас: давайте продолжать! — предсказуемо воодушевился Борис Титов.— Во-первых, можно на всю зарплату распространять, убрать минимальную заработную плату как базу «до вычета». Ну а дальше смотреть, может быть, в дальнейшем смотреть и на другие виды бизнеса!

То есть не только малого и среднего, но и крупного.

— Правительство работает сейчас над этим, мне докладывают,— перестал соглашаться президент.

— Это одна из тех мер, которая очень сильно сдерживает развитие, потому что очень большие налоги у нас на заработную плату — 30%,— все еще настаивал Борис Титов.

— Особенно для высокотехнологичных компаний — это основное,— сказал президент, зная о том, что для них все уже сделано как раз еще год назад.

— Конечно, еще мы хотели бы об одном поговорить, хотя, честно говоря, у нас год был в одном очень хороший — 2020 год имеется в виду — в том, что количество проверок снизилось в три раза. Это, конечно, связано было с тем, что пандемия…

Он еще долго рассказывал о том, как хорошо бизнесу без проверок. И главное — минусов нет.

— Да, и я хотел об этом сказать,— продолжал омбудсмен,— потому что государство приняло решение о том, чтобы продлить мораторий на проверки малого и среднего бизнеса, и это сработало. Поэтому в нашем докладе просим до 2022 года продлить, потому что, к сожалению, все-таки мы видим, что, во-первых, пандемия нас не отпускает… И это очень важная задача, которая сегодня стоит, чтобы не допустить возврата вот этих массовых проверок, которые, к сожалению, у нас иногда раньше были.

Позже выяснилось, что Борис Титов рассказал президенту и о том, что перестает заботиться о составленном им самим «лондонским списке» (это те бизнесмены, которых преследуют в России за их экономическую деятельность; Борис Титов встречался с ними в Лондоне и составил их список), так как не в силах справляться с давлением Генпрокуратуры на фигурантов списка и, видимо, на него самого.

Ни сам Борис Титов, ни тем более Генпрокуратура не могут гарантировать бизнесменам, которые вдруг решат вернуться в Россию, ничего оптимистичного.

Было принято к сведению.

А на самом деле это было главное, что следовало знать о ежегодном докладе уполномоченного президента, отвечающего за защиту прав предпринимателей.

По материалам: kommersant.ru

admin
Написать комментарий

Добавить комментарий