Иван Павлов все слишком тбилисско принял к сердцу

Адвокат Иван Павлов, специализировавшийся на защите обвиняемых в шпионаже и госизмене, покинул Россию, перебравшись в Грузию. Свой поступок он объясняет невозможностью продолжать работу после того, как в отношении него было начато расследование по факту разглашения тайны следствия по делу его подзащитного, бывшего спецкора “Ъ” и «Ведомостей» Ивана Сафронова, а суд наложил запрет на любое общение по телефону и интернету. «Адвокат без связи — не адвокат!» — заявил господин Павлов, пояснив, что решение о вынужденной эмиграции было очень непростым, но его доверители отнеслись к нему с пониманием. В противном случае, как утверждает адвокат, вопрос об отъезде за границу не мог быть решен положительно.

Об отъезде за границу Иван Павлов сообщил через свой Telegram-канал, никаких сообщений в котором не было многие месяцы, с тех пор как Басманный райсуд Москвы избрал в отношении него меру пресечения в виде запрета на общение со свидетелями по уголовному делу о разглашении данных предварительного следствия (ст. 310 УК РФ) и любые разговоры по телефону или интернету. «Давно не писал здесь сам. Теперь буду делать это чаще. Запреты, которые были наложены на меня в связи с уголовным делом, постепенно сделали мою работу невозможной»,— написал господин Павлов, отметив, что без связи «работа адвоката не может быть эффективной». По его мнению, спецслужбы сами дали ему знак, «указывающий на выход», так как «запреты не касались лишь одного — возможности уехать из страны». Адвокат пояснил “Ъ”, что «непросто шел к этому решению», работать ему становилось «все сложнее и сложнее», наложенные запреты стали отражаться на профессиональной деятельности.

Отправной же точкой стали действия властей: в июле этого года по требованию Генпрокуратуры Роскомнадзор за размещение материалов нежелательной в России организации Spolecnost Svobody Informace, зарегистрированной в Чехии, заблокировал сайт правозащитной организации «Команда 29», которой руководил Иван Павлов. Вскоре после этого «Команда 29» решила прекратить работу из-за опасения уголовного преследования. Юрист считает, что вынужденная эмиграция стала «желаемым результатом» его процессуальных оппонентов. По словам Ивана Павлова, он уехал еще 1 сентября, вылетев в Тбилиси из Санкт-Петербурга транзитом через Стамбул, так как прямого сообщения между нашими странами давно нет.

Интересно, что, как утверждает адвокат, в последний день за ним следили, но никто вылету не препятствовал, хотя господин Павлов приобрел билет для себя и жены только в один конец.

«Надо отдать должное терпению наших процессуальных оппонентов, которые все эти четыре месяца ждали, не предпринимая никаких брутальных действий. Хотя была информация о более жестком сценарии событий, который должен был закончиться арестом. Только в день вылета они выставили наружное наблюдение, караулили весь день у дома в Санкт-Петербурге, ехали за мной в аэропорт, проводили до самого самолета»,— сообщил Иван Павлов. Он уточнил, что, будучи опытным в этом плане человеком, «засек» наружное наблюдение еще утром дня отъезда, предположив, что о его планах спецслужбам стало известно заранее, причем не по приобретению билетов, а каким-то другим путем.

Выбор Грузии как конечного пункта, как говорит господин Павлов, далеко не случаен, так как с этой страной его «многое связывает». «Здесь родилась моя мама, похоронен мой дед, здесь я прожил три года в детстве, ходил в школу, учил язык — до сих пор немного понимаю (по-грузински.— “Ъ”) и даже могу что-то сказать»,— пояснил адвокат. Пока, по его словам, он живет в Тбилиси в гостинице, но уже начал подыскивать жилье. Прекращать работу он не намерен, хотя и признает, что многое придется начинать с нуля. «Но мне это не в первый раз. Более того, я планирую продолжить ту работу, из-за которой меня заставили покинуть мою страну»,— заявил Иван Павлов, добавив, что и настоящее, и будущее он связывает с Россией, куда намерен вернуться. Пока же он хочет заниматься «новыми проектами» и налаживать «прежнюю работу» в формате удаленки.

Как пояснил адвокат “Ъ”, у него ушел «не один месяц» на поиск защитников его клиентов — всего в России у него осталось около десяти дел, в которых он участвовал как юрист.

По словам защитника, он успел переговорить со всеми доверителями и все они с пониманием отнеслись к его отъезду. «Если бы кто-то категорически был против, то мое решение уехать не могло бы быть положительным, я бы остался и продолжал защиту в России»,— заявил “Ъ” Иван Павлов, выразив при этом опасение, что у его оставшихся на родине близких и коллег могут возникнуть определенные неприятности. Сам он «пока не думал» о получении статуса беженца или других подобных действиях. Отдельно господин Павлов пояснил, что в последнее время следователи его «не дергали», а скорее он сам их пытался беспокоить с тем, чтобы возвратить изъятые телефоны и ноутбук. Господин Павлов затруднился даже предположить, что предпримет СКР после его отъезда и будет ли обращаться в суд для ужесточения ранее избранной меры пресечения в виде запрета на общение и объявлять в розыск, отметив, что с момента отбытия за границу с ним никто из силовиков не пытался связаться.

В самом следственном ведомстве от официальных комментариев воздержались, а неофициально дали понять, что после неявки на следственные действия защитника должны объявить в розыск. При этом следует отметить, что, несмотря на сложные отношения между Россией и Грузией, последняя активно выдает обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Инкриминируемое господину Павлову преступление к ним не относится, да и преследование адвоката в Тбилиси, скорее всего, сочтут политическим.

«Как его защитник я чувствую себя гораздо спокойнее»,— заявил, в свою очередь, “Ъ” адвокат господина Павлова Александр Мелешко, комментируя сообщение о его отъезде. Он также сообщил, что о реакции следствия ему ничего не известно, а «решать проблемы» будет «по мере их появления». В свою очередь, один из адвокатов Ивана Сафронова, Даниил Никифоров, пояснил “Ъ”, что «раз Иван Юрьевич (Павлов.— “Ъ”) принял решение об отъезде, то оно обусловлено серьезными причинами и оправданно», а его коллега продолжает оставаться действующим защитником журналиста. Он также сообщил, что самого Ивана Сафронова он видел пару недель назад — тот «бодр и весел», не намерен идти ни на какие сделки со следствием, а расследование его уголовного дела может быть закончено ФСБ уже в течение этого месяца.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Генри Резник в разговоре с “Ъ” назвал эмиграцию Ивана Павлова печальным фактом, а его уголовное преследование — «абсолютно несостоятельным». «Он сделал выбор свой, и, наверное, надо верить тому, что он ожидал развития этого сюжета с преследованием по негативному сценарию,— полагает господин Резник.— Я знаю Ивана очень давно, и он рос на моих глазах. И к нему как к профессиональному адвокату никогда претензий не было. Надеюсь, что через какое-то время Иван сможет сюда вернуться, и этот морок, который на него налетел, развеется». Вице-президент ФПА добавил, что после происшедшего адвокатское сообщество не должно становиться «более осторожным».

По материалам: kommersant.ru

admin
Написать комментарий

Добавить комментарий